Экскурсию посвятили тяжелым условиям, в которых жили переселенцы, приезжавшие в Нью-Йорк за лучшей жизнью во второй половине 19 – первом десятилетии 20 века.

Читайте также Удобства и риски: на каком этапе строительства лучше покупать квартиру

История мультикультурного дома

Внутри ресторанчика на цокольном этаже / Фото Washington Post

Пятиэтажное здание на Манхэттене построили в 1863 году. Заказчиком стал богатый предприниматель из Пруссии. В цоколе размещался ресторанчик, на остальных этажах находилось 22 квартиры, которые сдавались в аренду иммигрантам. С момента постройки здания по 2011 год в этих квартирах успели пожить 15 тысяч человек из более чем 20 стран.

В 1935 году арендодатель решил поменять назначение дома. Именно в этом году он выселил всех жителей, законсервировав особенности быта бедных нью-йоркцев с 1860-х по 1930-е годы. Цокольные помещения, по указанию владельца, стали использоваться в коммерческих целях.

Квартиры стояли нетронутыми более полувека, пока в здании не открыли Музей многоквартирных домов Нижнего Ист-Сайда. Журналисты The Washington Post решили рассказать о жизни тех, кто здесь жил раньше, совершив виртуальную экскурсию по зданию.

Как происходил процесс визуализации

Вместе с режиссером Колином Поупом издание засканировало музей снаружи и изнутри. В этом помогли дроны, портативные камеры и лазерные дальномеры. Технологии также дали возможность создать объемную картинку здания.

О чем рассказал резидент дома

Задний двор с туалетами и гидрантом / Фото Washington Post

Арчи Уильям Фридберг, проживавший в доме с 1914 – 1918 год, оставил уникальные архивные записи, собранные в 1992 году. Именно его рассказы использованы для озвучки виртуального тура.

Мы жили хорошо, даже счастливо. Но было много недуг и болезней,
– начинает историю Фридберг.

И действительно, дома для бедных иммигрантов были неудобными и вредными для здоровья. Материалы, использованные при строительстве, легко занимались, а санитарные нормы и вовсе были плачевными. Так, несколько туалетов и ванных комнат располагались на заднем дворе и предназначались для всех жильцов дома.

Здание на Орчард-стрит имело только одну колонку с питьевой водой на все 22 квартиры. Жителям многих аналогичных домов приходилось брать воду из колодцев, в которые попадали нечистоты и ядовитые вещества с улиц Нью-Йорка. В таких условиях люди часто болели холерой и туберкулезом. От этой хронической болезни в конце 19 века скончались и первые владельцы ресторанчика в цоколе дома.

Одна из мастерских / Фото Washington Post

Прямо в жилых квартирах нередко размещались мастерские, где местные жители по 10 – 12 часов в сутки зарабатывали себе на жизнь мелкими ремеслами.

К теме Вторая жизнь депрессивного района Львова: что такое джентрификация и возможна ли она в Украине

С принятием новых законов о защите здоровья жителей, домовладельцу приходилось регулярно строить помещение. Благодаря вентиляции и большим окнам в комнатах появилось больше света и свежего воздуха. В 1901 году закон о многоквартирных домах требовал провести канализацию и воду внутрь зданий – вскоре домовладелец уменьшил комнаты, чтобы вместить по 2 туалета с вентиляцией на этаж.

Тогда же в комнатах появилось газовое освещение – лампы, дающие свет путём горения газа.

В жилые помещения практически не проникал дневной свет / Фото Washington Post

Под давлением общественных движений и активистов, выступавших против плохих условий проживания, государство вводило новые законы о жилищных нормах. В 20 веке переделывать старые дешевые квартиры под современные требования стало экономически невыгодно. Поэтому в 1935 году владелец дома на Орчард-стрит перестал сдавать жилье.

Сейчас это один из самых престижных районов Манхеттена, где мало что напоминает о прежних неудобствах и смертельных болезнях. Небольшие комнаты были объединены и переоборудованы в просторные квартиры с большим количеством света. И только Музей многоквартирных домов напоминает о темном прошлом Нижнего Ист-Сайда. И теперь прогуляться жуткими помещениями может каждый, независимо от места своего проживания.